Ser-Val (volkov_serge) wrote,
Ser-Val
volkov_serge

Как выжить в трудных условиях

Из долгоногой и долгоносой братии кулик-воробей один из самых массовых видов в типичных и арктических тундрах Европейской части и Центральной Сибири. К востоку он добирается до великой якутской реки Индигирки, но здесь уже крайне редок. За простыми казалось бы словами «один из самых массовых» стоят совершенно конкретные, порой фантастические для севера цифры - до 120 пар/кв.км. В излюбленных местах между гнёздами этих песочников может быть 10-12 метров. Всё дело в том, что кулики-воробьи "решили" не защищать свои территории, а бросают все свои силы на защиту партнёра. Т.е. у них практически полностью редуцировано территориальное поведение да гори она огнём вся эта шарага.




В результате они спокойно относятся к соседству других пар, нередко даже объединяются в небольшие стайки во время кормления, хотя чаще конечно кормятся по одиночке, вблизи от своего драгоценного гнезда, поскольку насиживает и выхаживает птенцов только один из партнёров - либо самка, либо самец. Индивидуальное кольцевание показало, что часть самок откладывает по две кладки: одну насиживает сама, а вторую поручает заботам самца. В результате при удачном стечении обстоятельств, вклад пары в общее благое дело выживания вида может быть удвоен....хотя вряд ли конкретные птицы об этом думают, а уж тем более разбираются в тонкостях дальнейшей эволюции)))

Вблизи гнезда кулики-воробьи предпочитают не летать, а бегать, прячась за кочками и бугорками.
Так вот побегает, побегает птичка и заберётся на моховую кочку, что бы оглядеть ближайшие окресности - ростом-то Природа обделила...не веретенник как никак))





А выживание для такой крохи задача действительно не из лёгких, поскольку кулики-воробьи защитить активно свои гнёзда не могут - размеры не позволяют. Единственный способ уберечь кладку - это замаскировать её максимально искусней и вести себя тихо и неприметно тише воды, ниже травы, что бы не привлечь на гнездовой участок потенциальных хищников. Более того, в голодные годы ....т.е. в годы с низкой численностью леммингов, эти крохи и сами зачастую становятся добычей арктических хищников - песцов, ласок, поморников, бургомистров и серебристых чаек, которые никогда не упустят такой возможности.

Кулики-воробьи очень доверчивы к людям. Вот здесь практически полный кадр. Взлетев и побеспокоившись полминуты, птица усаживается снова на гнездо, почти не обращая внимания на наблюдателя, и позволяя фотографировать буквально в упор....здесь уже основным ограничением является МДФ вашего объектива)))...ну и руками-ногами конечно не нужно махать, не нарушать маскировку окрестностей гнезда что бы не привлекать потенциальных разорителей....в общем уважение к её усилиям должно присутвовать, без него никак!


В одном из полевых лагерей, уже после установки палаток, мы обнаружили, что в 4 м от одной из них, прямо напротив входа на полной кладке из 4-х яиц сидит кулик-воробей. Когда прилетел вертолёт и высадил нашу группу, и пока устанавливались палатки, он где-то кормился, а потом спокойно вернулся к гнезду продолжать насиживание, совершенно не обращая внимания на шумных и суетливых соседей. Через 6 дней мы улетали из этого лагеря на очередную точку, а куличок спокойно продолжал выполнение своих семейных обязанностей.


После последних слов нужно обязательно сделать небольшой экскурс в общую экологию жизни тундр, что бы вкратце пояснить написанное. Лемминги - основной корм всех хищников Арктики, и одновременно "зонтик" для нехищников. При этом их численность подвержена циклическим колебаниям, примерно с 4-5 летней амплитудой, т.е. в этот период в тундре есть как правило один год с высокой численностью грызунов, так называемым "пиком" и один год с "депрессией" - т.е. практически полным их отсутствием. Для нехищных обитателей тундры год депрессии численности леммингов самый страшный период в их жизни, поскольку вся зубастая и когтистая братия устремляет свои хищные взоры (и не только взоры!) на них, не давая поблажек ни крупным (типа лебедей и гусей), ни мелким  (типа песочников и лапландских подорожников) птицам. Обычно результативность размножения в такой год нулевая в не зависимости от силы и мощи видов. Страдают конечно и хищники, их потомство тоже как правило погибает, но чаще от голода, хотя может и в когтях более удачных добытчиков. Нередко в гнёздах и норах выживает всего по одному отпрыску и то у счастливчиков!

Единственная защита этого птенца кулика-воробья от хищников - его способность искусно маскироваться.
Родители к сожалению не могут оказать сколь нибудь серьёзного сопротивления ни одному из хищников Арктики.





Затаившегося птенца найти очень не просто. Его окраска поразительно гармонирует с окружающей тундровой растительностью - лишайниками и мхами.
Хищникам придётся затратить значительное время и сил на его поиски, а "награда" может и не окупить затраты, ведь вес этого пуховичка всего несколько грамм - сплошные пух да кости.




В годы пика численности леммингов в тундре чисто тишь и благодать, теряют кладки только самые нерадивые родители. Успех гнездования приближается почти к стопроцентной планке. Птенцы конечно дорастают до взрослого состояния не все, но итоговый вклад в успешность вида всё равно очень серьёзный. ......Если конечно не вмешается погода - второй самый серьёзный фактор, определяющий жизнь в тундре. Бывают сезоны, когда снег не сходит в тундре до середины июля, и таким образом птицам не остаётся времени на семейные дела - им не успеть вырастить птенцов если даже найдутся силы на откладку яиц. Долгоживущим видам - гагарам, лебедям, казаркам, белым совам, потеря одного сезона не страшна - вполне могут наверстать в следующие сезоны, съэкономив силы в неблагоприятный год. Для птиц же, у которых век не так долог, пропуск даже одного сезона не желателен. Им остаётся только надеяться что бы благоприятные по численности леммингов год не наложился на такой вот поздний сезон, иначе "латать дыры" и "зализывать раны" придётся очень долго.

После того, как опасность миновала, птенцы спешат укрыться под родительским крылом.
Кулики-воробьи не кормят своих птенцов, но в первые дни малышам совершенно необходимо тепло родителей, поскольку их собственная терморегуляция ещё не совершенна. Но уже вскоре родитель будет нужен только что бы следить за окружающей ситуацией и подавать сигнал опасности в случае чего.







Правда например у куликов-воробьёв и плосконосых плавунчиков, о которых рассказывал в прошлый раз, есть план способ борьбы и с погодой. Это слабые территориальные связи. Птицы могут на следующий год гнездиться за тысячу километров от предыдущего места, не чувствуя тяги к месту рождения. Так что в период миграции, при выборе места гнездования, они в первую очередь ориентируются на наличие подходящих условий: если пролетая над Ямалом птицы не находят здесь достойного места, миграция продолжаться дальше - авось на Гыдане или западном Таймыре ситуация будет получше. По этой причине плотности гнездования у обоих упомянутых видов на одних и тех же территориях может колебаться на порядок год от года.

Даже в нормальные годы погода в тундре - врагу не пожелаешь, но и в таких условиях жизнь неуклонно берёт своё. Без всяких альтернатив и скидок. Этому птенцу кулика-воробья всего день от роду, его вес менее 8 грамм, а вокруг 4°С, ветер 12 м/сек, а порывы до 20 (!) и десятки голодных ртов всяких разных песцов, поморников, чаек и пр., но он уже в высшей мере самостоятелен - ловит насекомых, быстро бегает и прекрасно маскируется.


Tags: charadriiformes, scolopacidae, Арктика, Россия, Ямал, кулики, наука, орнитология, тундра
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 80 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →